О Маргиане

Страна Маргуш на перекрестке цивилизаций. Один из сюжетов Торжественного открытия (видео) V Азиатских игр в закрытых помещениях и боевых искусств 17 сентября 2017 г.

Opening ceremony of Asiada 2017

 

Р.Г. Мурадов

Маргиана в эпицентре споров

Читать статью в ORIENT: Информационное агенство МедиаТуркмен от 28 июня 2017 г.

 

И.С. Масимов

История археологического изучения Маргианы


Систематические археологические исследования территории древней Маргианы за последние 30 лет XX в. позволили накопить огромный и весьма ценный в научном отношении археологический материал, характеризующий высокоразвитую цивилизацию эпохи бронзы древневосточного типа. В историческом плане изучение этого региона Туркменистана всегда вызывало неподдельный интерес различных специалистов из многих научно-исследовательских центров. Следы богатой и насыщенной событиями истории старой дельты Мургаба представлены остатками многочисленных холмов и архитектурных сооружений прошедших эпох. Пионером изучения древностей Маргианы был блестящий востоковед Валентин Алексеевич Жуковский, прибывший сюда в 1890 г. по поручению Императорской Археологической комиссии с целью исследования городищ Старого Мерва и прилегающих к нему территорий. В результате этих работ, а также данных средневековых арабо-персидских и других письменных источников, он написал фундаментальное исследование "Развалины Старого Мерва". По словам академика М.Е. Массона, эта книга представляет собою капитальный труд, равного которому нет ни на одном языке, ни по одному из городов Среднего Востока.1 Другой выдающийся исследователь восточных древностей Василий Васильевич Бартольд существенно обогатил это исследование, опубликовав в 1909 г. работу под названием "К истории Мерва".2 Однако, в работах В.А. Жуковского и В.В. Бартольда в силу естественных обстоятельств полностью отсутствовали данные, касающиеся истории Мерва и Мервского оазиса до арабского завоевания.

Первые свидетельства древнейшей истории Маргианы были добыты в начале XX в. американской экспедицией под руководством Рафаэля Пампелли, прибывшего в Закаспийскую область от Института Карнеги из Вашингтона. С этой точки зрения наибольший интерес представляют работы сотрудников данной экспедиции на северной периферии земель Мервского оазиса, где сосредоточены многие памятники древнеземледельческих культур этой области.

В археологическом отношении их изучение ограничилось сбором подъемного материала с поверхности этих холмов. Попутно произведена фотофиксация и схематическая профилировка, использованная в последующем для выяснения типов памятников. Однако, при определении их хронологии была допущена существенная ошибка: мервские объекты американцы приравняли к анауским.3        В последующие годы на изучаемой территории проводилось несколько эпизодических исследовательских мероприятий, среди которых следует отметить работы А.А. Марущенко и Б.Б. Пиотровского, когда в нижних культурных слоях городища Гяур-кала впервые удалось выявить материалы середины I тыс. до н.э.4 Таким образом, работами названных авторов как бы завершается первый этап археологического изучения Маргианы, включающий в себя отрезок времени с конца XIX столетия до середины XX в.

Второй этап исследований начинается в послевоенный период и связан исключительно с ЮТАКЭ, организованной в 1946 г. при Туркменском филиале Академии наук СССР. Начиная с первых лет деятельности этой экспедиции одной из главных задач, стоявших перед ней, являлось уточнение периодизации и заполнение "белых пятен" в истории Туркменистана за весь исторический период.5        С 1949 по 1952 г. XVII отряд, специально созданный при ЮТАКЭ, занимался изучением парфяно-сасанидских памятников, располагавшихся, главным образом, к северу от Мерва, включая и ряд древнемаргианских поселений эпохи раннего железа, на которых в свое время побывала американская экспедиция Р. Пампелли.6 Вместе с тем, все поездки экспедиции к северной периферии Мервского оазиса, как правило, заканчивались все новыми и новыми открытиями. В 1949 г. XVIII отряд обследовал поселения Яз-депе, три Уч-депе, Гюмиш-депе, Аравали-депе и Коюн-депе. На основе их изучения была предложена новая датировка древнемаргианских памятников: от конца II тыс. до VI-IV вв. до н.э.7        В 1952-1953 гг. в результате маршрутных поездок открыты Тахпрбай-депе и еще ряд других поселений. Кроме того, удалось установить, что территория, лежащая к северу от стены Антиоха Сотера, была густо заселена в эпоху поздней бронзы и раннего железа местными древнеземледельческими общинами.8 В свете этих исследований перед ЮТАКЭ реально возникли проблемы по изучению вопросов сложения древнейших государств и формирования связанных с ними городских центров. Однако, решение этих задач требовало организации стационарных археологических раскопок. С этой целью при ЮТАКЭ организовали специальный XIV отряд под руководством В.М. Массона, в состав которого также вошли археологи Ю.Ф. Буряков, В.И. Сарианиди, И.Н. Хлопин, С.Н. Юренев и др.        К этому времени параллельные исследовательские работы ЮТАКЭ на древнеземледельческих памятниках подгорной полосы Копетдага позволили установить новую хронологическую колонку протоисторических поселений Южного Туркменистана взамен устаревшей периодизации, предложенной ранее экспедицией Р. Пампелли. Так называемая "намазгинская" стратиграфическая колонка включала в себя шесть последовательных периодов (Намазга I-VI), от раннего энеолита до поздней бронзы.9 Таким образом, к началу стационарных раскопок в Маргиане в распоряжении ученых появилась достаточно надежная хронологическая колонка, необходимая для проведения сравнительного анализа памятников.        В 1954 г. началось изучение поселения Яз-депе, на основании раскопок которого предложена трехчастная периодизация (Яз I-III) памятников раннежелезного века как Маргианы, так и всей территории Южного Туркменистана.10 Помимо работ на Яз-депе археологические раскопки проводились и на поселении Тахир-бай 3, которое на тот период времени представляло собой наиболее ранний комплекс среди известных древнемаргианских поселений, да-тируемых периодом поздней бронзы.11 Кроме работ на Яз-депе и Тахирбай 3, экспедиция обследовала еще пять холмов (Аучин-депе, Якипер-депе, Тахирбай 4, 5 и б). Материалы, собранные XIV отрядом ЮТАКЭ в течении 1954-1956 гг., впервые позволили научно обосновать историческое прошлое этой части Туркменистана, являвшееся до того достаточно туманным периодом в истории Маргианы доахеменидского времени. Благодаря конкретным артефактам, полученным в процессе раскопок, а также на основании стратиграфических данных определены три хронологических этапа культуры раннежелезного века, названных, по наиболее исследованному памятнику Яз-депе, соответственно Яз I, Яз II и Яз III.12        Исследования древнемаргианских памятников позднебронзового века показали существование здесь древнего оазиса, возникшего вдоль одного из протоков реки Мургаб. Археологический материал, полученный из этих поселений, обнаружил их полное сходство с соответствующими комплексами, известными к тому времени на территории подгорной полосы Копетдага. На их основе выделен мургабский вариант культуры поздней бронзы (типа Намазга VI). Несмотря на незначительный объем полученного материала, исследователям удалось подчеркнуть достаточно выразительный характер выделенной культуры, существовавшей здесь в пору поздней бронзы. Вместе с тем, тщательный анализ материала и его сравнение с комплексами прикопетдагской равнины позволили установить ранний и поздний комплексы этой культуры. К раннему этапу были отнесены материалы Аучин-депе, находящие свои параллели как в комплексах Намазга V, так и Намазга VI. С поздним этапом развития местной культуры соотнесены материалы, полученные с поселения Тахирбай З.13        Таким образом, впервые была дана полная по тем временам характеристика поселений древней Маргианы, позволявшая приоткрыть одну из самых темных страниц в истории Центральной Азии и узнать культуру, предшествовавшую ахеменидской.

Третий этап археологического изучения Маргианы насыщен интенсивными исследовательскими работами, продолжающимися в течении последних тридцати лет. Именно на этот период приходятся выдающиеся научные открытия, позволяющие по-новому реконструировать историческое прошлое оазиса в низовьях Мургаба.        Археологические изыскания в старой мургабской дельте вновь возобновились в 1972 г., когда Геоксюрский отряд Института археологии АН СССР под руководством В.И. Сарианиди производил повторный осмотр поселения Аучин-депе и параллельно с этим обнаружил 14 новых памятников оседлых земледельцев эпохи бронзы. В это же время экспедиция В.И. Сарианиди открыла новый, неизвестный прежде Гонурский оазис с центром на поселении Гонур 1. Одновременно им же проведены небольшие раскопочные работы на Тахирбае З.14        Год спустя, в 1974 г., В.И. Сарианиди открыл все поселения Гонурского оазиса, а также холмы еще одного, Тоголокского оазиса.15 В том же году в обследование памятников древней Маргианы включился и специальный отряд под руководством автора этой статьи, организованный при Институте истории им. Ш.Батырова Академии наук Туркменской ССР. В процессе разведочных работ в районе древних низовий Мургаба отряд открыл первый и, как оказалось затем, центральный холм в южной части такыра Келлели. Этот холм, получивший условное наименование Келлели 1, состоял из двух разновеликих всхолмлений, археологический материал с которых свидетельствовал о принадлежности данного памятника к эпохе бронзы.        В 1975 г. наш отряд обнаружил еще пять неизвестных поселений (Келлели 2-6), которые находились севернее центрального холма. Однако, наиболее значимым в тот сезон явилось открытие остатков былого памятника эпохи энеолита, представлявшего собой россыпь керамики на поверхности такыра, в 10 км севернее Келлели 1. Кроме немногочисленной расписной керамики, здесь обнаружены медная проколка с коническим навершием, а также терракотовая головка статуэтки с удлиненным затылком.16 Выявленные материалы позволили поставить вопрос о имевшей место миграции древних земледельцев Южного Туркменистана в пределы маргианского региона. В последующем, после обнаружения энеолитического поселения Саразм в Южном Согде, эта точка зрения нашла свое полное подтверждение.        Следующий, 1976 г. мы полностью посвятили разведочным поездкам в западной части древнемаргианского оазиса. Именно тогда удалось найти еще четыре новых оазиса древней Маргианы, названных соответственно Таипским, Аджикуинским, Адамбасанским и Эгрибогазским. При этом с почти двух десятков холмов были сняты инструментальные планы, выполненные гидротехником А.А.Ляпиным.17        Таким образом, с 1974 по 1976 г. удалось выявить около 50 древнемаргианских памятников эпохи бронзы и еще около 20 холмов, датируемых эпохой раннего железа. В результате предварительно был очерчен основной круг вопросов, касающихся культурной принадлежности вновь открытых памятников. Вырисовывалась ясная картина заселения низовий Мургаба местными древне- земледельческими племенами сначала в эпоху энеолита, а затем и в эпоху бронзы. Все это легло в основу предварительных публикаций автора, в которых были выделены ранние и поздние культурно- исторические комплексы Маргианы, определен характер их эволюции, а также место, занимаемое цивилизацией Маргианы в системе древневосточных культур.18        Тем не менее, новые разведочные исследования продолжались по-прежнему. В 1977 г. экспедиция, возглавляемая В.И. Сарианиди, обнаружила свыше 30 древнемаргианских поселений, с поверхности которых был собран разнообразный материал, среди которого наиболее яркими были находки разнотипных печатей, в том числе каменных печатей-амулетов.19 Кроме того, в процессе обследования различных памятников В.И. Сарианиди обратил внимание на керамику так называемой "степной бронзы", иногда встречаемой на маргианских памятниках. В этой связи он высказал вполне резонное предположение о мирном сосуществовании оседло-земледельческих общин и степных племен эпохи бронзы.20        В 1977 г. автор данной статьи начал раскопочные работы на поселении Таип 1, которые продолжались в течение трех полевых сезонов. За это время совершенно достоверно установлено, что этот памятник представляет собою мощную крепость с цитаделью, усиленной круглыми башнями. За пределами крепости находилось неукрепленное поселение с жилыми постройками и большими дворовыми пространствами. К сожалению, эти раскопки в силу объективных обстоятельств не получили дальнейшего продолжения. Тем не менее, материал, полученный по ходу его изучения, имел большое значение для понимания сути и характера древней Маргианы. В частности, выявление и определение фортификационных сооружений нового типа в качестве составной части маргианских памятников, применительно к памятникам эпохи бронзы явилось весьма важным открытием в среднеазиатской археологии. Кроме того, обнаружение нескольких каменных цилиндрических печатей явилось настоящей сенсацией, напрямую свидетельствуя о дальних связях Маргианы с развитыми культурными центрами древневосточных цивилизаций не только в материальной, но и в духовной сфере.21        В свою очередь В.И. Сарианиди провел небольшие раскопочные работы на поселениях Келлели 4 и Аджикуи 8, где в 1977-1978 гг. ему удалось частично выявить остатки архи-тектурных сооружений в виде отдельно стоящих домовладений.22        Естественным следствием проведения предварительных раскопочных работ и накопления соответствующего археологического материала явились публикации, подытоживающие результаты исследований Маргианы.23 Кроме того, была предпринята попытка упорядочения данных по всем древнемаргианским памятникам в соответствии с занимаемыми ими площадями и их планировочной структурой. Иными словами, проведена их типологическая классификация.24 Примерно такая же работа по систематизации материалов осуществлена с использованием новых сборов печатей, обнаруженных на холмах западной половины древнемургабского оазиса.25 Позже В.И. Сарианиди опубликовал серию статей, посвященных анализу мифологических сюжетов на печатях Бактрии и Маргианы, которые в соответствии имеющимися данными были отнесены им к единому Бактрийско-маргианскому археологическому комплексу (БМАК).26        Начиная с 1980 г. активные стационарные раскопки по изучению древнемаргианских поселений возобновились с новой силой. В пределах Келлелийского оазиса в течении двух полевых сезонов (1980-1981 гг.) раскопан крупный Монументальный дом квадратной конфигурации (29,5x29,5 м), с обводными стенами в виде коридорообразных помещений.27 В 1982 г. раскопочные работы перенесены на Келлели б,28 а с 1983 по 1985 гг. - на Келлели 3. Последнее представляло собою укрепленное поселение-крепость квадратной формы (128X128 м), четко ориентированное по сторонам света и дополнительно обнесенное снаружи специальным рвом. Сооружение подобного рода на Келлели явилось самым ранним в Центральной Азии из числа всех защитных устройств, которые были открыты к тому времени.29        Работы на памятниках Келлелийского оазиса, являющихся одними из самых первых в пределах всей Маргианы, существенно обогатили наши знания о древнейшей истории этой части Центральной Азии на рубеже III - II тысячелетий до н.э. Более того, с открытием этого оазиса время формирования культуры местных земледельцев удалось значительно удревнить, а истоки древнемургабской цивилизации реконструировать с совершенно новых позиций.30 К сожалению, отсутствие финансирования не позволило завершить должным образом исследование таких замечательных объектов как Келлели и Таип-1.        Начало 80-х годов XX в. ознаменовалось также крупномасштабными археологическими раскопками памятников, расположенных в восточной половине древнемаргианского оазиса, которые продолжаются и в настоящее время. Эти работы, проводимые под руководством В.И. Сарианиди, затронули, в частности, памятники Тоголокского (Тоголок 1, 21) и Гонурского оазисов (Гонур 1), где наряду со зданиями жилого характера полностью вскрыты монументальные сооружения культового и административного назначения.31 Результатом этих исследований явилась серия публикаций, посвященных как вопросам изучения материальной культуры Маргианы, так и проблемам генезиса, искусства, религиозных воззрений и культурных связей.32        В 90-е годы изучением памятников, расположенных в низовьях древнего Мургаба, занимались три различные экспедиции. В частности, в соответствии с "Международным проектом по Мерву" (под руководством проф. Джорджины Херрманн), в котором были задействованы специалисты из Туркменистана и Великобритании, проводились как археологические, так и консервационные работы на городищах Старого Мерва в районе современного г,Байрамали.33 В свою очередь, с 1989 по 1996 г. северная, наиболее древняя часть Маргианы обследовалась международной экспедицией под руководством проф. Маурицио Този, основной задачей которой являлось составление археологической карты низовий Мургаба. Итогом этих работ стала публикация, подготовленная сотрудниками различных организаций из Италии, Франции, Туркменистана, Индии и России.34        Третья международная экспедиция под руководством В.И. Сарианиди продолжила свою многолетнюю работу на Гонур-депе и с 1991 по 2000 г. функционировала на основе соглашения между Министерством культуры Туркменистана и итальянским Научно-исследовательским центром Лигабуе (Венеция). За эти годы завершились раскопки монументального дворцового комплекса (кремля) Северного Гонура с развитой фортификацией, открыт и полностью исследован гонурский некрополь площадью 10 га, который признан одним из самых крупных могильников IITII тыс. до н.э. в Центральной Азии.35 В этой работе в различные сезоны принимали участие специалисты из Италии, Туркменистана, России (С. Сальватори, Г. Росси-Осмида, Б.Н. Удеумурадов, Э.А. Мурадова, О. Бабаков, Н.А Дубова и др.), что нашло отражение в ряде их публикаций.        С 2001 г. начались раскопки в Аджикуинском оазисе в рамках нового проекта Научно- исследовательского центра Лигабуе (руководитель работ Г. Росси-Осмида). Эти исследования затронули два объекта - Аджи-Куи 1 и 9. В первом выявлены кварталы ремесленников, отдельно стоявшие усадьбы и некрополь. Второй представлял собою укрепленное городище в виде параллелограмма общей площадью 0,5 га, обнесенного крепостными стенами с прямоугольными башнями. Это памятник с планировочной структурой, характерную для всех поселений эпохи бронзы Маргианы и Бактрии, который также дает массу артефактов, типичных для БМАК.36
Расположение памятников в дельте реки Мургаб. Схема (пунктиром обозначены древние русла, стрелками - направления палео-течений).В первые годы наступившего столетия продолжились масштабные раскопки Северного Гонура, осуществляемые В.И. Сарианиди. Здесь открыт сложный ансамбль культовых сооружений, непосредственно примыкающих к стенам кремля, выявлен еще один небольшой, но исключительно богатый некрополь, существенно пополнивший коллекцию произведений древнего искусства, собранную в ходе раскопок основного некрополя и других древнемаргианских памятников.37        Несмотря на большой объем современных всесторонних исследований старой дельты Мургаба, остается множество актуальных проблем и дискуссионных вопросов, требующих дальнейшего детального изучения. Археологические работы, которые будут продолжаться здесь и в XXI веке, надо полагать, позволят лучше понять феномен, каковым, несомненно, является Маргиана эпохи бронзы.

Примечания

1. Массон М.Е. К изучению прошлого Старого Мерва // Труды ЮТАКЭ. Т.XII. А., 1963, с. 10.
2. Бартольд В.В. Соч., т. IV. М., 1966, с.172-195.
3. Huntington, Е. Description of the Kurgans of the Merv Oasis // Pumpelly R., ed. Explorations in Turkestan. Vol.1. Washington, 1908. Об этих работах американской экспедиции см.: Массой В.М. Древнеземледельческая культура Маргианы. М.-Л., 1959, с.5-6.
4. Ершов С.А. Археология в Туркменской ССР за 20 лет. // Известия ТФАН СССР. 1944, № 2-3, с.32-33; Пиотровский Б.Б. Разведочные раскопки на Гяур-кала в Старом Мерве // Материалы ЮТАКЭ. Вып.1. Ашхабад, 1949, с.35-41. Исследования З.И. Усмановой позволили удревнить хронологию городища Старый Мерв до VII в. до н.э. См.: Усманова З.И. Древний Мерв по данным раскопок на Эрк-кале / / Мерв в древней и средневековой истории Востока. Тезисы докладов. А., 1990, с. 12-13.
5. Массон М.Е. Краткая хроника полевых работ ЮТАКЭ за 1948-1952 гг. // Труды ЮТАКЭ. T.V. А., 1955.
6. Там же, с.202-250.
7. Там же, с.204
8. Массон В.М. Указ. соч., с.8.
9. Куфтин Б.А. Работы ЮТАКЭ в 1952 г. по изучению культуры Анау // ИАН ТССР СОН. 1954, №1; Он же: Полевой отчет о работе XIV отряда ЮТАКЭ по изучению культуры первобытнообщинных оседло-земледельческих поселений эпохи меди и бронзы // Труды ЮТАКЭ, т. VII, А., 1956; Массон В.М. Расписная керамика Южной Туркмении по раскопкам Б.А. Куфтина. / / Труды ЮТАКЭ, т.VII.
10. Массон В.М. Древнеземледельческая культура Маргианы, с. 10.
11. Массон М.Е. Краткая хроника полевых работ ЮТАКЭ в 1953-1954 гг. // Труды ЮТАКЭ, т. XV. А., 1974, с.298.
12. Массон В.М. Древнеземледельческая культура Маргианы.
13. Там же.
14. Сарианиди В.И. Древности низовий Мургаба // АО 1972 г. М., 1975, с.483-484.
15. Сарианиди В.И. Новые открытия 1974 года. М., 1975.
16. Масимов И. С. Новый оазис бронзы в низовьях реки Мургаб. //АО 1975 г. М., 1976; Его же: Археологические исследования в Марыйской области / / КД, вып. VII, Ашхабад, 1979; Его же: Келлели – новый оазис эпохи бронзы низовий Мургаба / / Новые исследования по археологии Туркменистана. Ашхабад, 1980.
17. Масимов И.С., Ляпин А.А. Археолого-топографические работы в низовьях древнего Мургаба / / АО 1976 г. М., 1977.
18. Масимов И. С. Археологические исследования в Марыйской области; Его же\ Изучение памятников эпохи бронзы низовьев Мургаба // СА, 1979, № 1; Masimov, I.S. The Study of the Bronze Age Sities in the Lower Murgab / / The Bronze Age Civilization of Central Asia. New York, 1981.
19. Сарианиди В.И. Печати-амулеты мургабского стиля // С А, 1976, №1.
20. Сарианиди В.И. Степные племена эпохи бронзы в Маргиане //СА, 1975, №2.
21. Масимов И.С., Удеумурадов Б.Н., Вдовин В., Курбанова Р., Русаковская Л. Изучение культуры эпохи бронзы низовьев Мургаба // АО 1977 г. М., 1978; Масимов И.С., Вдовин В., Удеумурадов Б. Второй год раскопок поселения Таип-депе // АО 1978 г. М., 1979.
22. Сарианиди В.И. Древности страны Маргуш. А., 1990, с.8-9.
23. Масимов И.С. Изучение памятников эпохи бронзы низовьев Мургаба //СА, 1979, №1; Его же: Типологический и пространственный анализ древних поселений // Методика археологических исследований и закономерности развития древних обществ. Тезисы совещания, А., 1980; Sarianidi, V.I. Margiana in the Bronze Age // The Bronze Age Civilization of Central Asia. New York, 1981.
24. Масимов И.С. Типологический и пространственный анализ древних поселений.
25. Масимов И.С. Новые находки печатей с низовий Мургаба // СА, № 1. М,, 1981.
26. Сарианиди В.И. Южная Туркмения и Маргиана в эпоху бронзы // ИБ МАИКЦА. М., 1984; Его же: Змеи и драконы в глиптике Бактрии и Маргианы // Средняя Азия в древности. М,, 1986; Sarianidi V. Cult symbolism of Bactrian and Margiana amulets // Orientalia. Iosephi Tucci memoriae dicata. Roma, 1988.
27. Масимов И.С. Жилой дом на Келлели / / ПТ 1984, № 2 (38); Его же: Раскопки в Келлелинском оазисе / / АО 1982 г. М., 1984; Его же: Новые исследования памятников эпохи бронзы на Мургабе // Древние цивилизации Востока. Ташкент, 1986, с. 171-173.
28. Масимов И.С. Новые исследования памятников эпохи бронзы на Мургабе, с. 176.
29. Масимов И.С. Раскопки Келлели 3 (ТССР) // АО 1985 г. М., 1987.
30. Масимов И.С. Келлелийский оазис и проблема генезиса культуры эпохи бронзы в Маргиане // Культурный прогресс в эпоху бронзы и раннего железа. Тезисы докладов, Ереван, 1982; Его же: Культура низовьев Мургаба в бронзовом веке и ее связи с Бактрией / / Древнейшие культуры Бактрии, Тезисы докладов. Душанбе, 1982; Его же: Раскопки памятников древнемургабской дельты. // АО 1983 г. М., 1985; Его же: Инновации в эпоху бронзы в низовьях Мургаба / / Технический и культурный прогресс в раннеземледельческую эпоху. Тезисы докладов. А., 1987.
31. Сарианиди В.И. Монументальный комплекс Того- лок-21 в Маргиане //АО 1984 г. М., 1986; Его же: Открытие страны Маргуш // Наука в СССР, вып. 1, М., 1986; Яго же: Древности страны Маргуш. Ашхабад, 1990; Sarianidi, V.I. Le complexe culture! de Togolok-21 en Margiane // Arts Asiatiques, t.XLI. 1986.
32. Сарианиди В. Маргуш: древнее царство в старой дельте реки Мургаб. Ашхабад, 2002; Sarianidi, V.I. Margiana and Protozoroastrism. Athens. 1998; Sarianidi, V.I. Miths of Ancient Bactria and Margiana on its Seals and Amulets. Moscow, 1998.
33. Herrmann G., Masson V.M., Kurbansakhatov К. The International Merv Project. Preliminary report of the first season (1992) // Iran, XXXI, 1993.
34. Gubaev A., Koshelenko G. and Tosi M., eds. The Archaeological Map of the Murgab Delta. Preliminary Reports 1990-95. IsIAO - Roma, 1998. Эта публикация состоит из сборника статей итальянских, российских и туркменских исследователей и отдельного комплекта карт мургабской дельты: археологических и геоморфологических.
35. Salvatori, S. The Discovery of the Graveyard of Gonur- depe 1 (Murghab Delta, Turkmenistan): 1992 Campaign Preliminary Report // Rivista di Archeologia, XVII, 1993; Salvatori, S. A Late Third Millennium Graveyard at Gonur Tepe 1 (Murghab Delta, Turkmenistan) // Parpola A. & Koskikallio P., eds., South Asian Archaeology 1993. Annales Academiae Scientiarum Fennicae, series B, vol.271. Helsinki, 1994; Salvatori, S. Excavations at the Namazga V Late Graveyard of Gonur 1 (Murghab Delta, Turkmenistan). Preliminary Report on the 1993 Field Season // Rivista di Archeologia, XVIII, 1994. Salvatori, S. Gonur-depe 1 (Margiana, Turkmenistan): The Middle Bronze Age Graveyard. Preliminary Report on the 1994 Excavation Campaign // Rivista di Archeologia, XIX, 1995, Salvatori, S. Protohistoric Margiana: On a Recent Contribution (Review of 'IASCCA' [International Association for the Study of the Cultures of Central Asia] Information Bulletin 19, Moscow 1993) // Rivista di Archeologia, XIX, 1995. Росси-Осмида Г., Некрополь Гонур-депе // КЦ 1996. СПб., 1998; Сарианиди В.И. Некрополь Гонура и иранское язычество. М., 2001. Rossi-Osmida G., ed. Margiana, Gonur-depe Necropolis. 10 years of excavations by Ligabue Study and Research Centre, Venice, 2002.
36. Rossi-Osmida G., Udeumuradov В. Preliminary Report on Result of Study into the Settlement and Necropolis Adji Kui 1 and 9 // Central Asia Cultural Values, No 2. Padova, 2003.
37. Сарианиди В.И. Дворцово-культовый ансамбль Северного Гонура // У истоков цивилизации. Сб. статей в честь 75-летия В.И. Сарианиди, М,, 2004, Его же: Гонур-депе: город царей и богов. Ашхабад, 2005.

Печатается по: Культурные ценности. 2004-2006. Международный ежегодник. СПб., 2008. С. 7-12

 

Данный сайт создан с целью информации о работах Маргианской археологической экспедиции, о ее новых открытиях, о публикациях специалистов, работающих в составе экспедиции, о событиях, связанных с работами в Маргиане. Все вопросы, связанные с затрагиваемыми темами, просьба посылать по адресам:
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Дубовой Надежде Анатольевне.

© 2012
Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах. При любом использовании материалов сайта гиперссылка обязательна.